Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница

СПАСЕНИЕ

Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она отвезла отцу в контору деловые бумаги.

«Какой добрый у меня папа, — думала девушка, — подарил машину в день рождения. И как здорово, что я помогаю ему в работе!»

Отец Нэнси, адвокат, весьма известный в их родном городе Ривер-Хайтс, действительно иной раз обсуждал запутанные юридические ситуации со своей белокурой и голубоглазой дочкой.

Улыбаясь, Нэнси сказала себе:

— Папа доверят моей интуиции.

Секундой позже она едва не задохнулась от ужаса. Девчушка лет пяти, игравшая на лужайке перед домом Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница, вдруг выскочила на дорогу прямо у нее под носом. Мебельный фургон, как раз в эту минуту отъезжавший от крыльца, оказался от малышки не далее чем в пятнадцати метрах. Водитель с силой нажал на клаксон, но ребенок, растерявшись и ничего не понимая, бросился навстречу фургону. Каким-то чудом девочке все-таки удалось целой и невредимой пересечь дорогу и вспрыгнуть на низенький каменный бордюр моста. Однако в следующий миг, пока фургон набирал скорость, она, потеряв равновесие, зашаталась и упала куда-то вниз, скрывшись из глаз.

— Боже мой! — Нэнси резко затормозила. Ей уже представилось, как ребенок тонет в реке, как Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница разбивается насмерть о камни...

Выскочив из машины, она бросилась через дорогу. Внизу, под самой насыпью, наполовину в воде, неподвижно лежала на боку маленькая кудрявая девочка.

— Хоть бы.,. — сползая вниз по крутому склону, Нэнси не посмела закончить страшную фразу.

Добравшись до ребенка, к великому своему облегчению, она обнаружила, что девочка нормально дышит и вода не попала ей ни в нос, ни в рот. Беглый осмотр подтвердил, что она ничего себе не сломала.

Нэнси осторожно подняла ребенка и, крепко прижав его к груди обеими руками, с трудом взобралась наверх. От моста до дома, где жила девочка, было рукой подать.

В доме Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница тем временем распахнулась дверь, и на пороге появилась пожилая женщина, громко крича:

— Джуди! Джуди!

— Все в порядке! Ничего страшного не случилось! — торопливо заверила ее Нэнси.

Заметив темно-синий автомобиль, женщина в страхе схватилась за голову:

— Вы на нее наехали!

— Да нет же, что вы! Джуди упала с моста. — В двух словах Нэнси растолковала, что произошло.



Тут на крыльцо выбежала еще одна женщина, чуть помоложе первой.

— Дитя наше дорогое! Что с ней? Она без сознания?

Женщина протянула руки, чтобы взять Джуди.

Не отдавая девочку, Нэнси попыталась ее успокоить:

— Она уже приходит в себя. Я отнесу ее в дом и положу на диван Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница.

Первая женщина отворила дверь, вторая показала рукой:

— Сюда.

Нэнси пронесла свою легкую ношу через холл и оказалась в небольшой, старомодно обставленной гостиной. Стоило ей опустить девочку на диван, как та сразу что-то забормотала и повела головой из стороны в сторону.

— Уверяю вас, еще несколько минут, и она очнется. Не отводя от ребенка напряженного взора, хозяйки дома представились Нэнси: Эдна и Мэри Тэрнер, двоюродные бабушки Джуди. Впрочем, девочка зовет их тетями.

Нэнси, признаться, слегка изумилась, услышав, что эти две пожилые женщины воспитывают такую кроху. В свою очередь она назвалась и сказала, где живет. Джуди между тем открыла глаза и Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница огляделась. Увидела Нэнси и спросила удивленно:

— Ты кто?

— Меня зовут Нэнси, и я рада с тобой познакомиться.

— Ты видела, как я упала?

Нэнси кивнула, а Мэри объяснила девочке:

— Она вытащила тебя из воды. Ты ведь упала прямо в реку. Джуди зарыдала.

— Никогда, никогда больше не выбегу на дорогу! — пообещала она тетушкам.

Нэнси заявила, что верит Джуди и знает: ничего подобного больше не произойдет. Она погладила девочку по голове, и та улыбнулась в ответ. Понимая, что с Джуди все, конечно, обойдется, Нэнси тем не "менее решила еще немножко побыть у Тэрнеров — кто знает, вдруг все-таки понадобится помощь Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница? С девочки сняли мокрую одежду и натянули взамен сухое платьице.

^— Пойду в кухню, принесу кое-что из лекарств и влажный компресс, — решила Мэри Тэрнер. — У Джуди на голове, по-моему, растет основательная шишка. Нэнси, не проводите ли меня?

В кухне Мэри открыла домашнюю аптечку, висевшую на стене.

— Я хочу попросить у вас прощения, Нэнси, — говорила она, роясь в шкафчике, — за то, что предположила, будто вы сшибли Джуди. Мы с Эдной, знаете ли, просто потеряли голову. Девочка нам страшно дорога. Когда-то мы воспитали ее мать; та была единственным ребенком в семье и осиротела в раннем детстве. Эта же страшная Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница судьба постигла и Джуди. Три года назад ее родители погибли при взрыве парохода. Кроме меня и Эдны, у бедной малышки не осталось никаких близких родственников,

— Джуди на вид такая здоровая и счастливая, — поспешно проговорила Нэнси, — я уверена, что ей у вас отлично живется.

Мэри улыбнулась.

— Мы делаем все, что можем при наших скромных средствах. Иногда их, правда, не хватает, приходится выкручиваться. Вот сегодня продали кое-какую старую мебель. Продали двум мужчинам с автофургоном. Вы его видели. Понятия не имею, что за люди, но цена как будто приличная.

Мысли Мэри Тэрнер вернулись к Джуди.

—. Она еще так мала, что пока мы с Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница Эдной ухитряемся просуществовать на свои небольшие сбережения. Однако нас очень пугает будущее. Мы обе портнихи по профессии, но пальцы наши уже далеко не так ловко орудуют иглой, как прежде...

По правде сказать, Нэнси, в ту пору, когда не стало родителей Джуди, мы с Эдной сомневались, достанет ли у нас сил заботиться о девочке должным образом. Сомневались, но все-таки решили попробовать, а теперь не расстались бы с ней ни за что на свете, ни за какие сокровища. Джуди навсегда завоевала наши сердца.

Нэнси глубоко тронула услышанная история. Она ведь прекрасно понимала, какая печаль снедала сестер Тэрнер: жизнь Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница становится все дороже, а они стареют и доход уменьшается.

— К несчастью, — продолжала Мэри, — родители Джуди почти ничего после себя не оставили. Но они были превосходные люди, уверяю вас, и Джуди, нам кажется, будет на них похожа. Ей бы надо учиться музыке и танцам и закончить хороший колледж. Увы, боюсь, мы всего этого не сможем ей дать.

Нэнси хотелось поддержать Мэри:

— А вдруг Джуди удастся получить стипендию или какое-нибудь другое пособие?

Почувствовав в девушке благожелательного слушателя, Мэри совсем разоткровенничалась:

— Нам помогал двоюродный брат отца, Джосиа Кроули. Но несколько месяцев тому назад он умер. В течение многих лет Джосиа часто и подолгу Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница гостил у нас и всегда бывал очень щедр. — Мисс Тэрнер вздохнула. — Не раз он обещал включить нас в свое завещание; он ведь любил маленькую Джуди, Мы с Эдной рассчитывали на это, когда строили планы на будущее. Но обещание свое дядя Джосиа не сдержал.

Нэнси понимающе улыбнулась и ничего на сей раз не сказала. Однако ей было любопытно узнать, отчего это мистер Кроули переменил решение.

— Джосиа поселился у наших общих родственников. После этого все стало по-другому. Сюда, к нам, он приезжал довольно редко. Но последний раз, в феврале, он здесь был и подтвердил, что завещает мне и Эдне Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница часть своего состояния. Он всегда помогал нам; странно, что так внезапно все кончилось.

Мэри Тэрнер посмотрела на Нэнси.

— Может быть, вы даже знаете наших процветающих родственников — тех, у кого Джосиа жил последнее время. Они тоже из Ривер-Хайтс. Это семья Ричарда Тофэма.

— У них две дочери? Ада и Исабел? — спросила Нэнси. _. Этих Тофэмов я знаю.

— Да-да, именно их я имею в виду, — подтвердила Мэри. Нэнси уловила легкий холодок в голосе собеседницы.

— Вам эти девушки нравятся? — Мисс Тэрнер с явным интересом ждала ответа.

Нэнси помедлила. Ее учили никогда не сплетничать. В конце концов она нашла уклончивую формулировку:

— Мы вместе Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница учились в школе. Близкими моими подругами Ада и Исабел никогда не были. Мы, ну как бы это назвать, на многие вещи смотрим по-разному.

Мэри Тэрнер наконец отыскала в аптечке то, что ей было нужно, достала из холодильника несколько кубиков льда и, расставляя все это на подносе, проговорила:

— Когда дядя Джосиа умер, Ричард Тофэм, к нашему изумлению, предъявил завещание, в котором покойный назначил его своим душеприказчиком и все деньги оставил ему, его жене и детям.

— Да, я читала про это в газете, — припомнила Нэнси. — А наследство большое?

— Насколько я понимаю, в основном оно состоит из денег, — ответила Мэри. — Кое Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница-кто из родственников дяди утверждает, что Джосиа обещал им то же, что и нам с сестрой. Они собираются даже обратиться в суд по этому поводу. Лично я считаю, что борьба за то, чтобы опротестовать завещание, — дело безнадежное. И все же, как ни странно, мы с Эдной не можем избавиться от ощущения, что должно быть еще одно завещание, более позднее; хотя до сих пор никто о нем не слышал.

Вместе с мисс Тэрнер Нэнси вернулась в гостиную. Холодные примочки помогли: опухоль на голове, в том месте, где Джуди ударилась о камень, чуть спала. Убедившись наконец, что с девочкой все в Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница полном порядке, Нэнси стала прощаться.

— Приходи навестить меня, и поскорее! — потребовала Джуди с тахты. — Ты мне нравишься, Нэнси. Ты моя добрая спасительница.

— Конечно, приду, — ответила Нэнси. — Какой может быть разговор! Ты мне тоже понравилась, Джуди. Ты молодчина!

Обе двоюродные бабушки снова горячо поблагодарили девушку за спасение ребенка. Гостья была уже у самой двери, когда Эдна неожиданно воскликнула:

— Мэри, а куда делся наш серебряный чайник для заварки?

— Куда он мог деться? Стоит на обычном месте, на чайном столике... Господи, его там нет! Эдна побежала в столовую.

.— И серебряный подсвечник тоже исчез! Нэнси, пораженная, остановилась на пороге.

— Вы хотите сказать Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница, что эти вещи похищены?

— Видимо, да, — отозвалась Мэри Тэрнер, побледнев от дурного предчувствия. — Их, наверное, украли те двое, что купили мебель!

Нэнси мгновенно вспомнила мужчин в кабине мебельного фургона.

— Что это были за люди?

— Мэри, Мэри, как можно быть такими беспечными и пускать в дом кого попало! — простонала Эдна Тэрнер. — Мы же абсолютно ничего о них не знаем. Они постучали в дверь и спросили, нет ли у нас старой мебели на продажу... Не видать нам больше нашего серебра!

— Как знать, может, и увидите, — возразила Нэнси. — Я немедленно позвоню в полицию.

— Боже правый! — Мэри чуть не плакала. — Телефон-то у нас Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница не работает!

— Тогда я сама догоню фургон! — объявила девушка. — Как они выглядели, эти двое?

— Как выглядели?.. Оба низкорослые, грузные. У одного волосы светлые, у другого — темные. И тот и другой с большими носами... Вот все, что я помню.

— Я тоже больше ничего не заметила, — добавила Эдна. Торопливо простившись, Нэнси выбежала из дома и помчалась к машине.

ПРОПАВШЕЕ ЗАВЕЩАНИЕ

Темно-синий автомобиль с открывающимся верхом несся по проселочной дороге. Нэнси мрачно усмехалась.

— Ох, и сильно же я превышаю скорость, — думала она. — Но мне почти хочется, чтобы меня остановил полицейский. Я бы ему рассказала обо всем, что случилось с бедными сестрами Тэрнер.

Она Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница старалась вглядываться в отпечатки шин. Мебельный фургон обязательно должен был оставить на грунте следы. Проехав еще несколько километров, она пришла в смятение. Взору ее открылся У-образный перекресток, от которого лучами расходились две автострады. У обеих было асфальтовое покрытие; стало быть, на отпечатки колес рассчитывать не приходилось. И разве могла Нэнси догадаться, какую из Дорог выбрали жулики?!

— Вот тебе и на! — вздохнула девушка. — Как же теперь поступить?

В конце концов Нэнси пришла к заключению, что самым разумным будет поехать по дороге, ведущей в Ривер-Хайтс.

Она знала, что в нескольких километрах отсюда на пути у нее окажется полицейское Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница управление.

— Там я остановлюсь и сообщу о краже. Она продолжала высматривать мебельный фургон. Ей запомнилось, что машина была угольно-серого цвета.

— Если бы я поглядела на номерной знак или хотя бы прочла название фирмы, которой она принадлежит... — говорила себе Нэнси удрученно.

Переступив порог полицейского управления, девушка изложила обстоятельства ограбления, а также ту скудную информацию о подозреваемых, какой располагала. Офицер пообещал ей сию же минуту объявить розыск воров.

Нэнси поехала домой, размышляя о Тэрнерах и невзгодах, их одолевавших.

Самого Ричарда Тофэма она не знала, но была знакома с его женой и дочерьми. Заносчивые сверх меры и без малейших на то оснований Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница, все трое пользовались дружной нелюбовью городских лавочников. Аду и Исабел в школе тоже терпеть не могли. Обе девушки говорили исключительно о деньгах, о положении в обществе и ничего, кроме неприязни, соученикам не внушали.

— Неужели нет способа, — сокрушалась Нэнси, — сделать так, чтобы Тэрнеры получили часть денег Кроули? Поговорю с папой, — решила она в конце концов.

Через пять минут девушка загнала машину в двухместный гараж и торопливо зашагала к дверям кухни.

Принадлежавший Карсону Дру большой дом красного кирпича стоял на порядочном удалении от улицы, в окружении высоких густолистых деревьев.

— Добрый день, — открывая дверь, приветствовала Нэнси полная женщина с приятным Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница лицом. Это была Ханна Груин, домоправительница, много лет помогавшая воспитывать Нэнси — с тех самых пор, как умерла родная мать девушки.

Обняв ее за плечи, Нэнси спросила:

— Папа дома? Я видела в гараже его машину.

— Твой папа в гостиной, а обед будет готов через несколько минут.

Нэнси зашла поздороваться с отцом, высоким, красивым мужчиной, а потом побежала вымыть руки и причесаться. Вскоре вся троица села обедать. За едой Нэнси поведала о своем приключении.

— Какие хитрые ворюги! — рассердилась Ханна Груин. — Только бы полиция их поймала!

— Да, они ловко воспользовались доверчивостью сестер Тэрнер, — заметил мистер Дру.

— У Мэри и Эдны — серьезные денежные затруднения, — сказала Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница Нэнси. — Разве не обидно, что Джосиа Кроули так и не включил в завещание ни сестер Тэрнер, ни остальных родственников, нуждающихся в помощи?

Карсон Дру ласково улыбнулся своему единственному чаду:

— Разумеется, обидно. Но если не обнаружится более поздний документ, все так и останется, как есть.

— Тэрнеры считают, что другое завещание существует, — проговорила Нэнси. — Вот было бы замечательно, если бы оно нашлось!

— Конечно, замечательно, — согласилась с ней Ханна. — В городе всем известно, как скверно относились к Джосиа Кроули миссис Тофэм и ее дочки перед тем, как старик умер. Единственное их оправдание — это то, что странности и чудачества Джосиа терпеть Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница и вправду было нелегко.

— Тофэмы, по моим сведениям, не были замечены в склонности к милосердию и доброте, — усмехнулся мистер Дру. — Тем не менее они все-таки дали Джосиа пристанище.

— Только потому, что собирались унаследовать все его денежки, — парировала это замечание Ханна. — На месте Джосиа я бы там и дня не осталась.

Домоправительница вздохнула.

— Правда, на старости лет люди боятся перемен. Потому, наверное, ему и было легче смириться, чем двинуться с

места.

Она еще раз сказала, что про дурное обращение Тофэмов с мистером Кроули ходили разговоры по всему городу. Нэнси не знала Джосиа лично, но часто встречала старого джентльмена на улице и в глубине Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница души привыкла считать его симпатичным и доброжелательным человеком.

Жена Кроули умерла от гриппа во время эпидемии, и с тех пор он жил то у одних, то у других родственников. По слухам, все они рассказывали, что он щедро оплачивал свое житье у них и , сверх того, осыпал родных благодеяниями. Они в свою очередь относились к нему по-доброму и, будучи сами весьма небогаты, старались, чтоб Джосиа жилось у них как можно удобнее и приятнее.

— Папа, расскажи мне все, что тебе известно о мистере Кроули, — настойчиво попросила Нэнси.

По словам адвоката, старик в свое время публично объявил, что в завещании намерен Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница обеспечить средствами к существованию нескольких достойных того родственников и друзей. Потом, за три года до смерти Джосиа, Тофэмы, прежде к нему совершенно равнодушные, внезапно резко изменили поведение. Они принялись умолять старика переехать к ним. В конце концов, тот согласился. Вскоре после того, как Джосиа Кроули поселился у Тофэмов, мистер Дру услышал, что он намерен отказать им все свое состояние.

— Несмотря на слабое здоровье, — вспоминал адвокат, мистер Кроули долго оставался в хорошей форме: был деятелен и энергичен. Однако время шло, он понемногу дряхлел и даже внешне выглядел все более немощным и подавленным. Он по-прежнему жил у Тофэмов, но вокруг Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница шептались, что старик то и дело потихоньку ускользает из дому, чтобы навестить друзей и родственников, и что он собирается изменить свою последнюю волю.

— Значит, где-то лежит новое завещание! — воодушевилась Нэнси.

Мистер Дру пожал плечами и продолжил рассказ:

— Настал день, и Джосиа Кроули сразила смертельная болезнь. Перед самым концом он попытался что-то сообщить лечившему его врачу, но тот, кроме слова «завещание», ничего разобрать не смог. После похорон Джосиа обнаружили только один документ, в соответствии с которым все солидное состояние покойного переходило Тофэмам.

— Папа, а ты не думаешь, что мистер Кроули хотел поставить доктора в известность, что Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница существует второе завещание, которое он спрятал в такое место, куда Тофэмам не добраться?

— Это вполне вероятно, — ответил адвокат. — Возможно, он, в конце концов, надумал оставить деньги тем родственникам, что были к нему добры и внимательны. Надумать-то надумал, но судьба, как видишь, сыграла с ним скверную шутку.

— А как, по-твоему, кто-нибудь пытался отыскать новое завещание?

— Наверняка я это знать не могу, но полагаю, что скорее всего кто-то пытался. Если оно вдруг обнаружится, Ричард Тофэм сделает все, чтобы его опротестовать. Наследство большое, но Тофэмы не те люди, чтобы с кем-то делиться.

— А теперешнее завещание нельзя Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница опротестовать?

— Обойденные родственники, кажется, подали иск в суд на том основании, что покойный обещал составить завещание в их пользу и не раз говорил об этом. Но пока тому нет подтверждения, дело, боюсь, не сдвинется с мертвой точки.

— Но Тофэмы и так не обижены судьбой, — вознегодовала Нэнси. — Денег у них хватает. Это и нечестно, и несправедливо.

— Это, может быть, в самом деле несправедливо, но абсолютно законно, — возразил дочери мистер Дру. — И тут, к сожалению, ничего не попишешь.

— Бедная Джуди, бедные ее тетушки... — Нэнси вконец расстроилась.

— Эта ситуация повредила не только твоим Тэрнерам, — заметил адвокат. — Есть и другие люди, на судьбе которых она Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница отразилась самым пагубным образом. Например, две молодые женщины с Ривер-роуд. Не знаю, как их зовут. Насколько я понял, они не состояли в родстве с мистером Кроули , но он относился к ним с величайшей любовью. Кажется, они-то и затеяли борьбу с Тофэмами и, вероятно, тратят на |это собственные деньги. Впрочем, точно я ничего не знаю.

Нэнси погрузилась в молчание. Что-то неизъяснимое подсказывало ей, что за историей с завещанием старого Джосиа скрывается глубокая тайна.

— Папа, а ты сам веришь в то, что мистер Кроули написал новое завещание взамен первого?

— Ты мне прямо перекрестный допрос устраиваешь, не Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница хуже судебного следователя, — запротестовал мистер Дру; лицо его при этом выражало явное удовольствие. — Откровенно говоря, Нэнси, я и сам теряюсь в догадках, но, видимо, произошло что-то такое, что заставило Кроули изменить свою последнюю волю.

— Ну говори, пожалуйста, говори дальше! — нетерпеливо воскликнула Нэнси.

— Видишь ли, примерно год тому назад я случайно оказался в Первом Национальном банке одновременно с Джосиа Кроули и Генри Ролстедом.

— Это тот адвокат, который занимается завещаниями и вообще наследственными делами? — спросила Нэнси,

— Именно. Так вот. Я, естественно, не имел ни малейшего намерения прислушиваться к их разговору, но несколько слов до меня нечаянно донеслись, и я понял Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница, что они обсуждают чье-то завещание. Кроули условился с Ролстедом, что зайдет к нему в контору на следующий день.

— Господи! — вскричала Нэнси, донельзя взволнованная. — Так это же и означает, что мистер Кроули составил новый документ! Правда? Но тогда почему мистер Ролстед не сообщил о нем после смерти Джосиа?

— Причин тут возможно несколько, — ответил адвокат. — Во-первых, он мог так и не получить из рук Кроули это новое завещание. Во-вторых, даже если и получил, мистер Кроули имел полное право снова передумать и порвать его на мелкие клочки.

Прежде чем продолжить разговор, Нэнси доела вкусный молочный пудинг, приготовленный Ханной. Потом задумчиво поглядела на Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница отца.

— Папа, мистер Ролстед — твой старый друг, верно?

— Верно. Старый друг и однокашник. Мы вместе учились в университете.

— Тогда, пожалуйста, спроси его, получил он завещание мистера Кроули или нет, и не располагает ли он сведениями, которые прольют свет на эту тайну.

— Видите ли, юная леди, это поставит меня в весьма щекотливое положение. Генри может посоветовать мне не лезть не в свое дело.

— Ну папочка, ты же знаешь, что он так не ответит. Вы ведь близкие друзья, и он поймет, что у тебя к этому делу особый интерес. Спросишь? Спроси, я тебя очень прошу!

— Я знаю, ты стараешься помочь Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница людям в беде... — задумчиво проговорил адвокат и умолк на несколько секунд. — Ладно. Приглашу я, пожалуй, мистера Ролстеда пообедать со мной завтра, и уж тогда...

— Чудесно! — снова нетерпеливо прервала отца Нэнси. — Лучшей возможности выяснить, что ему известно о предсмертной воле Кроули, и придумать нельзя.

— Договорились. Надо только условиться с Ролстедом о времени и месте, Ну, а ты сама не хочешь присоединиться к нам?

Лицо Нэнси засветилось от радости.

— О, папа, конечно! Спасибо тебе большое. Я тебя ужасно люблю. Хорошо бы вы договорились именно на завтра, чтобы нам не терять зря время на поиски. Вдруг вовсе и нет никакого второго завещания...

— Нам Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница? — рассмеялся мистер Дру. — Ты хочешь сказать, что могла бы всерьез заняться розысками исчезнувшего документа, если, разумеется, мистер Кроули его все-таки составил?

— Могла бы. А почему нет? — Глаза девушки сверкали в предвкушении необыкновенных событий.

НЕПРИЯТНАЯ ВСТРЕЧА

— Какие у тебя планы на сегодняшнее утро, Нэнси? — поинтересовался мистер Дру за завтраком.

— Я собиралась съездить в магазин, — ответила девушка. — Понимаешь, — она смущенно улыбнулась, — предполагается танцевальный вечер в загородном клубе, ну, и я хотела бы купить новое платье.

— Тогда позвони мне перед обедом. Или нет, давай лучше все равно пообедаем вместе, даже если не будет мистера Ролстеда.

— С удовольствием!

— Великолепно. Приезжай ко мне Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница на службу где-нибудь около половины первого, и, если мистер Ролстед примет приглашение, мы за обедом попробуем вытянуть из него все, что возможно относительно Джосиа Кроули и всех его завещаний. — Отодвинув стул, мистер Дру поднялся из-за стола. — Надо ехать, не то я попаду в центр слишком поздно.

Он ушел, а Нэнси, кончив есть, отправилась в кухню помогать Ханне Груин. Ханна позавтракала раньше, чем они с отцом.

— Есть для меня какие-нибудь поручения? — спросила девушка.

— Да, деточка. Вот список. — Домоправительница протянула Нэнси листок бумаги, прибавив:

— И пошли тебе Бог удачи в твоих розысках.

Ханна Груин глядела на Нэнси нежно и Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница задумчиво. Дело в том, что в школе Нэнси очень любили, у нее было множество друзей. Однако, хотя и не по собственной вине, девочка все-таки нажила двух врагов — Аду и Исабел Тофэм. Именно это обстоятельство тревожило Ханну. Отчаянно завидуя Нэнси, сестры изо всех сил старались как-нибудь опорочить ее в глазах товарищей. Но друзья всякий раз вставали за Нэнси горой. Сестры же Тофэм из-за этого ненавидели

ее еще сильнее.

— Спасибо за поддержку. — Нэнси поцеловала Ханну.

— Чтобы ты ни делала, детка, остерегайся этих Тофэмов. Они просто счастливы будут сделать тебе гадость.

— Обещаю быть бдительной.

Перед уходом Нэнси позвонила Тэрнерам и Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница услышала, что у Джуди ничего не болит и чувствует она себя прекрасно. Однако полиция до сих пор не напала на след мошенников, стянувших у сестер серебро, и, узнав об этом, Нэнси

огорчилась.

— Пожалуйста, позвоните мне, если что-нибудь выяснится, — попросила она. Эдна, которая с ней разговаривала, пообещала исполнить просьбу.

В изящном хлопчатобумажном костюмчике светло-коричневого цвета она уселась в свой автомобиль и покатила в торговую часть города. Широкий проспект, которым она ехала поначалу, кончился, пошли многолюдные улицы с напряженным дорожным движением. Нэнси искусно преодолела все трудности и благополучно поставила машину на стоянку.

— Начну-ка я с платья и зайду Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница к Тэйлору, — решила она.

Магазин Тэйлора был одним из лучших в городе. Внизу Нэнси купила кое-что Ханне, затем поднялась на второй этаж, в отдел готового платья для девушек.

С продавцами обычно никаких проблем не было. Но почему-то именно в то утро в отделе оказалось необычно много народу; наплыв покупательниц был столь велик, что на какой-то момент продавцы перестали с ним справляться.

Нэнси уселась в удобное кресло и спокойно приготовилась ждать своей очереди. Мысли ее унеслись к сестрам Тэрнер и маленькой Джуди. Как бы им помочь?..

Из задумчивости ее вывели чьи-то громкие жалобы.

— Что же это творится Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница! Мы тут стоим у вас почти десять минут! — надрывался чей-то визгливый голос. — Немедленно пришлите сюда продавщицу!

Повернувшись, Нэнси обнаружила, что это Ада и Исабел Тофэм распекают заведующего отделом.

— Сожалею, но ничего не могу поделать, мисс, — извиняющимся тоном говорил заведующий. — Видите ли, большинство покупателей пришло раньше вас. Все наши служащие...

— Вы, наверное, не знаете, кто мы такие?! — грубо оборвала его Ада.

— Конечно, знаю, — устало отвечал заведующий этажом. — Продавец скоро освободится. Подождите немного...

— Мы не привыкли ждать! — ледяным тоном Исабел Тофэм поставила «мелкую сошку» на место.

— Ну и обслуживание! — поддержала сестру Ада. — Вы отдаете себе отчет в том Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница, что наш отец владеет значительной частью капитала Тэйлора? Если мы сообщим ему о вашем поведении, он просто велит уволить вас.

— Еще раз прошу меня простить, — тем же усталым голосом сказал заведующий, — но таково правило нашего магазина. Вам придется ждать, пока подойдет ваша очередь.

Ада резко вскинула голову. Глаза ее гневно блеснули, что отнюдь не улучшило внешности дочери Ричарда Тофэма. Ада была нехороша собой — тощая, с дурной кожей и вечно капризной миной на физиономии. Сейчас, исходящая злостью, она стала почти уродливой.

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentbedjgvh.html
documentbedjofp.html
documentbedjvpx.html
documentbedkdaf.html
documentbedkkkn.html
Документ Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она 1 страница